История деревни Алтуфьево

УсадьбаВ середине 17 века Олтуфьево значится как пустошь, которой владеют два брата Архип и Иван Акинфовы. Во второй половине 17 века владельцем деревни становится сын Ивана Никита.
Именно Никита сумел превратить деревеньку в заселённое и благоустроенное сельцо. Согласно переписной книге 1678 г., здесь числился «двор вотчинников, живёт прикащик и людей 3 человека, 4 семьи конюхов, в них 12 человек, да поваренных 2 семьи, в них 7 человек, 3 семьи деловых людей, в них 17 человек, двор скотника, людей 4 человека, и 1 конюх». Он же построил в селе каменную церковь Воздвижения Креста Господня, отчего оно стало по храму называться «село Крестное, или Воздвиженское, Олтуфьево тож». Согласно описи 1704 г., при нём в селе имелись «два двора вотчинниковых, два двора скотных с деловыми людьми».
В 18 веке Олтуфьево часто меняет хозяина, ими были поручик Вельяминов, граф Апраксин, графиня Н.Ф. Брюс, немецкий доктор медицины Андрей Андреевич Риндер и военный офицер в чине бригадира князь Степан Борисович Куракин, у которого часто гостят в Алтуфьево И.А. Крылов, В.В. Измайлов, И.И. Дмитриев, Д.И. Фонвизин.
В начале 19 века  в Алтуфьеве было 20 дворов, где проживали 141 душа мужского пола и 142 женского. Отмечены «дом господский каменный с каменными и деревянными службами. На речке мучная мельница в два постава». Перестроенная, расширенная и обновленная усадьба в Алтуфьеве с прудом и парком, площадью в 10 гектаров, стала очень популярной.
Непосредственно после Е.Д. Куракиной владельцем Алтуфьева становится Дмитрий Иванович Приклонский. Сын камергера, он был способным поэтом-лириком. В 1849 г. Алтуфьево переходит к Николаю Арсеньевичу Жеребцову (1807—1868). Инженер путей сообщения по образованию, он за свою сравнительно недолгую жизнь успел побывать и виленским гражданским губернатором, и вице-директором Третьего департамента Министерства государственных имуществ. Он избирается членом Вольного экономического общества и успешно выступает как скульптор-любитель. Его перу принадлежит ряд трудов но экономическим вопросам и политических брошюр. В годы жизни и работы в Алтуфьеве Н.А. Жеребцов выпустил в Париже на французском языке свою «Историю цивилизации в России» (1858), вызвавшую две критические статьи Добролюбова. Концепция Жеребцова сводилась к отрицанию прогрессивного смысла петровских реформ, якобы лишивших Россию своеобразного национального пути развития. Вкусы Жеребцова нашли своё отражение и во внешнем облике усадьбы: в 1851 г. у перестроенного им главного усадебного дома появилась галерея на псевдорусских кувшинообразных столбах.
При нём, по данным 1852 г., в Алтуфьеве значились церковь, 36 дворов, где жили 209 человек, господский деревянный дом, 15 дворовых людей, оранжерея с садом, при котором имелись дачи госпожи Татищевой и купца Лебедева. После отмены крепостного права у Н.А. Жеребцова остались лишь усадьба и территория к югу от нее.
Со смертью в 1868 г. Жеребцова его вдова, урождённая М.Н. Денисова, расстаётся с усадьбой. Среди очередных владельцев появляются очень ненадолго имена Глафиры Ивановны Алеевой, Марии Яковлевны Лачиновой, а с 1884 г. — барона Н.В. Корфа. Последний был связан с Л.Н. Толстым. Оба состояли членами Общества распространения полезных книг, при котором Н.В. Корф, кроме того, возглавлял Комиссию по бесплатному снабжению нуждающихся школ книгами. Судя по земельным документам, в 1888 г. Н.В. Корфа в качестве владельца усадьбы сменяет Георгий Мартынович Лианозов, потомственный почётный гражданин, один из крупнейших деятелей московских финансово-предпринимательских кругов. Его сын Степан Георгиевич был видным нефтепромышленником. Октябрьская революция заставила его уехать в эмиграцию.
С начала XX в. Алтуфьево начинает превращаться в дачную местность. Этому способствовала прокладка Савёловской железной дороги. По переписи 1926 г., из 84 хозяйств села крестьянским трудом занималось всего 56. В Алтуфьеве располагались сельсовет, школа и проживало 377 человек. С 1928 г. в усадьбе размещалась больница.
В1960 г. село вошло в черту Москвы, а в 1980-е годы его территория стала интенсивно застраиваться.

Слободка

Ещё одним селением на территории этого района была деревня Слободка, впервые упоминаемая в 1584 г. в составе вотчины села Бибирева Вознесенского монастыря. После бедствий Смуты начала XVII в., когда Бибирево на некоторое время превратилось в пустошь, деревня Слободка играла роль центра монастырской вотчины: в 1623 г. здесь отмечены «двор монастырский, живут детёныши, да крестьян 2 двора, бобыльских 3 двора». В 1646 г. в ней числились 12 дворов, в 1678 г. — 16 дворов и 59 крестьян.
В середине XVIII в. монастырские владения были секуляризированы, и деревня перешла в ведение Коллегии экономии. На короткий срок в 1799—1801 гг. Слободка была приписана к командорственному владению Н.А. Зубова, но затем снова возвращена в государственную собственность.
В дальнейшем история Слободки была достаточно типичной для этих мест. Из событий деревенской жизни запомнился пожар 1862 г., когда сгорело 7 дворов, или четверть деревни. В 1870 г. в ней числилось 25 дворов, в которых значилось 150 крестьян. Вместе с тем особенностью здешнего крестьянства стало широкое развитие молочного животноводства. В «Сборнике статистических сведений по Московской губернии» отмечалось: «Скот здесь мелок, непригляден, имеет угловатые формы, из-под кожи торчат кости, кожа груба, брюхо отвисло. Но молоко летом даёт. А кроме того, даёт ценное удобрение — навоз. Жители меняют часто две плохих коровы на одну хорошую. Цена хорошей коровы колеблется от 40 до 60 рублей… Цена молока: два кувшина — 8 копеек, ведро — 96 копеек. Большинство жителей сами на рынок ездить не могут и продают молоко сливочникам (т.е. скупщикам. — Авт.)».
В начале XX в. вблизи деревни была проложена соединительная железнодорожная ветка, связавшая Савёловскую и Ярославскую железные дороги, на которой была устроена платформа Слободка. Благодаря этому в 1910 г. в окрестностях деревни появился кирпичный завод Ивана Андреевича Мазова, на котором были заняты 150 рабочих. К 1926 г. в Слободке значилось уже 370 жителей, а в 1939 г. их число возросло до 888 человек. В годы коллективизации здесь был образован колхоз «Свобода». Судя по воспоминаниям старожилов, к деревне примыкали угодья учхоза «Отрадное», фруктовые сады и клубничные поля, принадлежавшие ВДНХ. По железнодорожной ветке Слободка — Отрадное — Институт пути — Лосиноостровская курсировал паровозик, а потом и электричка всего на четыре вагона. Лишь в самом начале 1990-х годов, когда на откосе железнодорожного пути началось строительство 17-этажных кооперативных домов в микрорайоне Отрадное, эта линия была обрублена, а затем и ликвидирована. Теперь здесь проходит улица Декабристов. Ещё раньше деревня, включённая в состав Москвы в 1960 г., была снесена, и на её месте расположились различные базы, склады железобетонных конструкций и прочие производственные помещения. Ныне о ней напоминает лишь название автобусной остановки на Алтуфьевском шоссе.

 

По материалам книги К.А. Аверьянова  «История московских районов» и книги Нины Молевой  "Боярские дворы"